EXISTENTIAL PSYCHOTHERAPY 10 страница

А если умру я до света дня, То знай, что живот болел у меня.

Червяки вползают и выползают, А тебе это вовсе и не мешает59.

Многие дети, особенно мальчики, ударяются в подвиги бесша­башности. (Вполне возможно, что в некоторых случаях делинквент- ное поведение у мальчиков-подростков выражает собой инерцию дей­ствия этой защиты от тревоги смерти.) Для девочек это значительно менее характерно — вследствие социального ролевого давления или, как предполагает Маурер60, потому, что знание о своей биологичес­кой материнской, то есть творческой, функции делает их менее под­властными страху смерти.

Отрицание сознавания смерти в литературе по детской психиат­рии. Несмотря на доказательную EXISTENTIAL PSYCHOTHERAPY 10 страница и убедительную аргументацию и сви­детельства того, что дети открывают для себя смерть в раннем возра­сте и глубоко обеспокоены ею, в психодинамических теориях лично­стного развития и в работах по психопатологии для страха смерти не находится обоснованного места. Откуда такое расхождение между кли­ническими наблюдениями и динамической теорией? Я думаю, что от­вет на этот вопрос включает в себя "как" и "почему".

Жак? По-моему, смерть исключается из психодинамической теории простым методом: она перетолковывается в "сепарацию", которая и занимает ее место в динамической теории. Джон Боулби в своем мо­нументальном труде по сепарации61 представляет убедительные свиде­тельства этологии EXISTENTIAL PSYCHOTHERAPY 10 страница, экспериментальных исследований и наблюдений — слишком обширные, чтобы их можно было здесь рассмотреть, — по­казывающие, что сепарация от матери является для младенца катаст­рофическим событием и что в возрасте от шести до тридцати месяцев тревога сепарации четко проявлена. Боулби приходит к выводу, на­шедшему широкое признание клиницистов, что сепарация есть пер­вичный фактор возникновения тревоги, то есть тревога сепарации является базисной тревогой, и другие источники тревоги, в том чис­ле страх смерти, приобретают эмоциональную значимость в результа­те отождествления с тревогой сепарации. Иными словами, смерть вызывает страх потому, что пробуждает тревогу сепарации.

Работа Боулби по большей части красиво аргументирована. Од­нако EXISTENTIAL PSYCHOTHERAPY 10 страница, когда он обращается к тревоге смерти, его воображению слов­но что-то подрезает крылья. Например, он ссылается на исследова­ние Джерсилда, в котором четырем сотням детей задавали вопросы об их страхах62. Джерсилд нашел, что специфические страхи болезни



или смерти упоминались подозрительно редко — ни одним из двух­сот детей моложе девяти лет и лишь шестью из двухсот в возрасте от девяти до двенадцати. Боулби делает из этого вывод, что до десяти лет дети не боятся смерти, что данный страх — более поздний и на­ученный и что смерть значима, поскольку отождествляется с сепара- цией63. Исследование Джерсилда показывает, чего боятся дети EXISTENTIAL PSYCHOTHERAPY 10 страница: жи­вотных, темноты, высоты, а также нападения в темноте таких су­ществ, как духи или похитители. Боулби не задается очевидным вопросом: что значат для ребенка темнота, духи, свирепые живот­ные, нападение в темноте? Иными словами, каково глубинное зна­чение, или психическая репрезентация, этих страхов?

Ролло Мэй в своей ясной и убедительной книге о тревоге утверж­дает, что исследование Джерсилда продемонстрировало лишь одно: тревога трансформируется в страх64. Страхи ребенка зачастую непред­сказуемы, переменчивы и отдалены от окружающей реальности (на­пример, ребенок скорее будет бояться экзотических животных, та­ких как гориллы и львы, чем близко знакомых ему). То, что на по­верхностном EXISTENTIAL PSYCHOTHERAPY 10 страница уровне воспринимается как непредсказуемость, по мне­нию Мэя, представляет собой проявление глубинной закономерно­сти: страхи детей являются "объективированной формой базисной тревоги". Мэй рассказывает: "Джерсилд заметил в личной беседе, что эти [детские] страхи в действительности служат выражением тре­воги. Его изумляло, что он не видел этого раньше. Я думаю, его прежнее непонимание свидетельствует, насколько трудно сойти с тра­диционных путей мышления"65.

В бихевиоральных исследованиях выявлено множество обстоя­тельств, при которых у детей возникает страх. В связи с этими эк­спериментальными данными может быть задан тот же самый вопрос. Почему ребенок боится незнакомцев, "визуального обрыва" (стек­лянный стол с кажущейся EXISTENTIAL PSYCHOTHERAPY 10 страница пропастью под ним), приближающегося объекта (смутно вырисовывающегося), темноты? Очевидно, в каж­дом из этих случаев предмет страха — так же, как животные, духи и разлука — репрезентирует угрозу выживанию. Однако редко кто-либо задается вопросом о том, почему эти ситуации вызывают у ребенка страх как угрожающие жизни, — за исключением Мелани Кляйн и Д.В. Винникотта, подчеркивающих, что первичная тревога связана с переживанием угрозы аннигиляции, поглощения или распада Эго66. Специалисты по детскому развитию и детские психоаналити­ки зачастую делают далеко идущие умозаключения о внутренней жизни ребенка, когда речь идет об объектных отношениях или инфантиль­ной сексуальности; однако едва дело коснется представлений ребенка EXISTENTIAL PSYCHOTHERAPY 10 страница о смерти, их интуиция и воображение прочно затормаживаются.

О существовании сепарационной тревоги свидетельствуют серьез­ные бихевиоральные исследования. Детеныш любого вида млекопи­тающих, будучи отделен от матери, обнаруживает признаки дистрес­са — как внешние моторные, так и внутренние физиологические. Нет также сомнений, как прекрасно демонстрирует Боулби, что сепара- ционная тревога рано проявляется и у человеческих младенцев и что беспокойство о сепарации остается фундаментальным элементом внут­реннего мира взрослых.

Но бихевиоральное исследование не может раскрыть внутренний опыт маленького ребенка — как выражается Анна Фрейд, "психиче­скую репрезентацию" поведенческой реакции67. Можно узнать, что вызывает опасения, но не то, что они означают. Эмпирические ис­следования показывают, что EXISTENTIAL PSYCHOTHERAPY 10 страница ребенок в состоянии сепарации испыты­вает страх, но из этого не следует, что тревога сепарации есть первич­ная тревога, порождающая тревогу смерти. Возможно, на психиче­ском уровне, лежащем глубже уровня мышления и речи, ребенок испытывает изначальную тревогу, связанную с угрозой небытия, и эта тревога, как у детей, так и у взрослых, стремится стать страхом, то есть быть связанной "словами" единственного доступного не совсем ма­ленькому ребенку "языка" и трансформированной в сепарационную тревогу. Психологи развития отвергают идею о переживании тревоги смерти маленьким ребенком — возраста менее, скажем, тридцати месяцев, — считая, что у него нет отчетливого представления о себе в отдельности EXISTENTIAL PSYCHOTHERAPY 10 страница от окружающих объектов. Но о сепарационной тревоге можно сказать то же самое. Что переживает ребенок? Определенно, не сепарацию, потому что без концепции "я" нет и представления о се­парации. Что от чего, собственно говоря, сепарируется?

Наше знание о внутреннем опыте, который не может быть опи­сан, имеет свои пределы, и в нашей дискуссии мне грозит опасность "овзрослить" мышление ребенка. Не следует забывать, что термин "сепарационная тревога" — условное обозначение, возникшее на ос­нове эмпирических исследований и принятое по договоренности, от­носится к некоему невыразимому внутреннему состоянию опасения. Но на самом деле, если иметь в виду взрослого — нет никакого смысла EXISTENTIAL PSYCHOTHERAPY 10 страница в замене тревоги смерти на сепарационную тревогу (или на "страх потери объекта"), как и в утверждении, что тревога смерти проис­ходит от более "фундаментальной" сепарационной тревоги. Как я го­ворил в предыдущей главе, мы можем понимать "фундаментальное" в двух различных смыслах: как "базисное" и как "хронологически первое". Даже если мы согласимся, что сепарационная тревога — хронологически первая тревога, мы не обязаны делать вывод, что тревога смерти "в действительности" есть страх потери объекта. Наи­более фундаментальная (базисная) тревога порождается угрозой по­

тери "я"; если мы боимся утраты объекта, то лишь потому, что утра­та объекта представляет (или символизирует) угрозу выживанию.

Почему EXISTENTIAL PSYCHOTHERAPY 10 страница? Исключение страха смерти из динамической теории, оче­видно, не является результатом оплошности. Как мы видели, нет и веского обоснования для перевода этого страха на язык других кон­цепций. Я уверен, что здесь имеет место эффективный процесс вы­теснения, обусловленный универсальной тенденцией человечества (в том числе бихевиористски ориентированных исследователей и теоре­тиков) отрицать смерть — и личностно, и в профессиональной сфе­ре. К подобному выводу пришли и другие исследователи, изучавшие страх смерти. Энтони отмечает:

"Явная нечувствительность и отсутствие логики (у иссле­дователей детского развития) по отношению к феномену че­ловеческого страха смерти, являющемуся, как показыва­ют антропология и история, одним из EXISTENTIAL PSYCHOTHERAPY 10 страница наиболее распрост­раненных и мощных человеческих мотивов, могут быть объяснены лишь конвенциальным (то есть культурально ин­дуцированным) вытеснением этого страха самими автора­ми и теми, о чьих исследованиях они сообщают"68.

Чарльз Валль высказывается в том же духе:

"То, что феномен страха смерти, или тревоги в связи со смертью (так называемой танатофобии), отнюдь не являю­щийся клиническим раритетом, почти не описан в психи­атрической и психоаналитической литературе — факт удиви­тельный и значимый. Это отсутствие бросается в глаза. Позволяет ли оно предположить, что психиатры не менее, чем прочие смертные, предпочитают не обращать свое вни­мание на проблему, столь определенно и личностно EXISTENTIAL PSYCHOTHERAPY 10 страница выра­жающую собой всю хрупкость человеческого статуса? Может быть, для них не менее, чем для их пациентов, справедливо наблюдение Ларошфуко: "Человек не может прямо смотреть на солнце и на смерть"69.

Тревога смерти и возникновение психопатологии

Если тревога смерти представляет собой базисный фактор разви­тия психопатологии, а принятие идеи смерти — фундаментальную задачу в развитии каждого ребенка, почему тогда у одних индивидов

формируются повреждающие невротические расстройства, а другие достигают зрелости в относительно хорошо интегрированном состоя­нии? Эмпирические исследования, которые помогли бы ответить на этот вопрос, отсутствуют, и в настоящий момент я могу лишь выска­зать некоторые гипотезы. Несомненно, здесь участвует ряд сложным образом взаимодействующих EXISTENTIAL PSYCHOTHERAPY 10 страница факторов. Должна существовать "идеаль­ная" хронология, то есть последовательность, шагов развития, при которой ребенок разрешает свои задачи в темпе, соответствующем его внутренним ресурсам. "Слишком многое, слишком рано" определен­но создает дисбаланс. Ребенок, грубо конфронтировавший со смер­тью еще до того, как у него сформировались адекватные защиты, подвергается тяжелому стрессу. Тяжелый стресс, во все времена жизни являющийся неприятным событием, для маленького ребенка чреват последствиями, выходящими за рамки транзиторной дисфории. Фрейд, например, говорил о том, что сильная ранняя травма нано­сит Эго непропорционально тяжкие и стойкие повреждения. Он ил­люстрировал это ссылкой на биологический эксперимент, показыва­ющий, что легкий укол иглой EXISTENTIAL PSYCHOTHERAPY 10 страница эмбриона в начале его развития вызы­вает катастрофический эффект во взрослом организме70.

О какого рода травме может идти речь? Есть несколько очевидных вариантов. Смерть кого-либо из окружения ребенка — важное собы­тие. Встреча со смертью в соразмерной дозе, при наличии необхо­димых ресурсов Эго, благоприятных конституциональных факторов и поддерживающих взрослых, которые сами способны адаптивно вза­имодействовать с тревогой смерти, вырабатывает психологический иммунитет. Однако в других ситуациях способность ребенка защитить себя может оказаться недостаточной. Каждый ребенок имеет дело со смертью — насекомых, цветов, домашних животных. Эти смерти бывают источником замешательства или тревоги и побуждают ребен­ка обсуждать с родителями EXISTENTIAL PSYCHOTHERAPY 10 страница свои вопросы и страхи, связанные со смер­тью. Но для ребенка, столкнувшегося с человеческой смертью, ве­роятность травмы существенно выше.

Особенно пугающей является, как я уже говорил выше, смерть другого ребенка — она подрывает успокоительную убежденность, что умирают только очень старые люди. Смерть сиблинга — тоже ребен­ка и одновременно близкого человека — сильная травма. Реакция ре­бенка может быть весьма сложной, поскольку на нее влияют несколько факторов: вина, проистекающая из соперничества сиблингов (и из удовольствия получить больше родительского внимания); потеря; про­буждение страха собственной смерти. В литературе обсуждается пре­имущественно первый фактор — вина, иногда второй — потеря, но практически никогда — третий. Например EXISTENTIAL PSYCHOTHERAPY 10 страница, Розенцвейг и Брей

представляют данные, указывающие на то, что в выборке больных шизофренией достоверно чаще, чем в выборке маниакально-депрес­сивных больных, общей выборке пациентов с парезами и выборке из нормальной популяции, встречалась смерть сиблинга, наступавшая до шестого дня рождения пациента71.

Розенцвейг интерпретирует этот результат стандартным аналити­ческим образом, а именно как то, что поглощающее чувство вины, обусловленное враждебностью сиблингов и инцестуозными чувства­ми, является значимым фактором возникновения шизофренических поведенческих паттернов. Этот вывод он пытается подтвердить тре­мя краткими (по одному абзацу) описаниями случаев. При всей крат­кости описаний и несмотря на выбор из огромной массы клиничес­кого материала, делавшийся с целью подтверждения EXISTENTIAL PSYCHOTHERAPY 10 страница тезиса, две из трех виньеток свидетельствуют о присутствии страха личной смерти. Один пациент, рано потерявший мать и двух братьев, тяжело пере­жил смерть двоюродного брата: "Он был так глубоко расстроен, что почувствовал себя плохо и должен был лечь в постель: он непрестан­но боялся, что умрет. Врач поставил диагноз нервного срыва. Вскоре у пациента появилось причудливое поведение шизофренического рода"72. Другой пациент потерял трех братьев, первого — в шесть лет. В семнадцать, вскоре после смерти третьего брата, у него развился острый психоз. Единственная цитата из слов пациента наводит на мысль, что в его реакции было нечто большее, чем EXISTENTIAL PSYCHOTHERAPY 10 страница чувство вины: "Время от времени я слышал его голос. Иногда я словно почти был им. Не знаю, мне кажется, что надвигается какая-то пустота... Как мне преодолеть такую пустоту, как его смерть? Мой брат мертв, а я — да, я жив, но я не знаю..."73 Эта высоко селективная форма описа­ния случаев ничего не доказывает. Я вдаюсь в подробности, чтобы продемонстрировать проблемы интерпретирования данных исследо­ваний. Ученые и клиницисты становятся пленниками стереотипа, и им бывает трудно изменить свою установку даже тогда, когда, как в этом исследовании, вырисовывается иное объяснение, вполне правдоподобное и совместимое с полученными данными.

Если учитывать и потерю родителя, и EXISTENTIAL PSYCHOTHERAPY 10 страница потерю сиблинга, то ока­зывается, что свыше 60 процентов шизофренических пациентов в ис­следовании Розенцвейга пережили раннюю потерю. Может быть, у них и было "слишком многое, слишком скоро". Дело не только в том, что у этих пациентов произошла слишком масштабная встреча со смер­тью: вследствие патологии семейного окружения эти пациенты и их семьи отличались сниженной толерантностью по отношению к тре­воге смерти. (В четвертой главе я буду говорить о том, что Гарольд

Серлз пришел к тем же выводам на основании своей психотерапев­тической работы со взрослыми шизофреническими пациентами74.)

Смерть родителя — катастрофическое событие для ребенка. Его реакции зависят от ряда факторов EXISTENTIAL PSYCHOTHERAPY 10 страница: качества отношений с родителем, обстоятельств смерти родителя (например, был ли ребенок свидете­лем его естественной или насильственной смерти), отношения ро­дителя к своей смертельной болезни, присутствия достаточно силь­ной фигуры другого родителя, доступности социальных и семейных ресурсов поддержки75. Ребенок страдает от тяжелой потери и вдоба­вок его чрезвычайно беспокоит, не способствовали ли его агрессив­ные фантазии или поведение по отношению к родителю смерти пос­леднего. Роль утраты и вины прекрасно известна и компетентно опи­сана другими авторами74. Однако в классической литературе, посвя­щенной потере, не рассматривается влияние смерти родителя на осоз­нание ребенком перспективы его собственной смерти. Выше я особо подчеркнул EXISTENTIAL PSYCHOTHERAPY 10 страница, что страх аннигиляции — первичный ужас индивида, источник значительной доли страдания, испытываемого при утрате значимого другого. Маурер хорошо выразил эту мысль: "На некоем уровне ниже уровня собственно знания ребенок с его наивным нар­циссизмом "знает", что потеря родителей — это потеря его связи с жизнью... Тотальный панический страх за свою жизнь, а не ревни­вое собственничество по отношению к утраченному объекту любви — вот источник дистресса сепарационной тревоги"77.

Нетрудно показать, что среди пациентов психиатра, невротиков и психотиков, доля потерявших родителя больше, чем в общей по­пуляции78. Но последствия смерти родителя для ребенка столь вели­ки, что научное исследование не позволяет выделить EXISTENTIAL PSYCHOTHERAPY 10 страница и взвесить все отдельные компоненты этого переживания. Например, эксперимен­ты на животных показывают, что у детеныша, отделенного от мате­ри, возникает экспериментальный невроз, и стресс сказывается на нем значительно более неблагоприятно, чем на собратьях, оставшихся рядом с матерью. У детеныша человека непосредственное присутствие материнской фигуры уменьшает тревогу, вызываемую непривычными событиями. Из этого следует, что ребенок, потерявший мать, ста­новится менее стрессоустойчив. Он не только испытывает тревогу, сопутствующую сознанию смерти, но и повышенно страдает от тре­воги, вызываемой многими другими стрессами (межличностными, сексуальными, школьными), с которыми он мало способен справить­ся. У него также с большой вероятностью могут EXISTENTIAL PSYCHOTHERAPY 10 страница развиться симптомы и невротические механизмы защиты, со временем слой за слоем на­кладывающиеся друг на друга. Страх личной смерти должен распо­

лагаться в глубочайших пластах, лишь редко выступая в незамаски­рованном виде — в кошмарах или других формах выражения бессоз­нательного.

Джозефина Хилгард и Марта Ньюмен, изучавшие психиатрических пациентов, рано потерявших родителя, получили интригующий ре­зультат (который они окрестили "реакцией годовщины") — достовер­ную корреляцию между возрастом пациента ко времени психиатричес­кой госпитализации и возрастом смерти его родителя79. Иными сло­вами, вероятность того, что возраст пациента на момент госпитали­зации совпадает с возрастом родителя на момент смерти, превышает вероятность случайности. Например, если EXISTENTIAL PSYCHOTHERAPY 10 страница матери пациента было трид­цать лет, когда она умерла, в тридцать лет пациент вступает в период риска. Более того, старший ребенок пациента в это время с повышен­ной вероятностью находится в том же возрасте, в каком был сам па­циент на момент смерти родителя. Например, пациентка, в шесть лет потерявшая мать, находится в психиатрической "группе риска", пока ее старшей дочери шесть лет. Исследовательницы не поднимали про­блему тревоги смерти, однако возможно, что смерть матери ввергла ре­бенка — будущую пациентку — в конфронтацию с непрочностью чело­веческого существования: в смерти матери для девочки содержалось сообщение, что и она тоже должна EXISTENTIAL PSYCHOTHERAPY 10 страница умереть. Ребенок вытеснил этот вывод и ассоциированную с ним тревогу, которая оставалась бессоз­нательной, пока не была пробуждена "годовщиной", — достижением пациенткой возраста, соответствующего возрасту смерти матери.

Степень травмы в большой мере зависит от того, насколько в се­мье тема смерти сопряжена с тревогой. Во многих культурах дети яв­ляются участниками ритуалов, окружающих мертвых. В похоронах или других связанных со смертью ритуалах им предназначены конк­ретные роли. Например, в новогвинейской культуре Форе (Fore) дети участвуют в ритуальном поедании умершего родственника. Скорее всего, этот опыт не катастрофичен для ребенка, поскольку взрослые участники ритуала не испытывают особой тревоги — это часть при­родного, не самосознающего потока EXISTENTIAL PSYCHOTHERAPY 10 страница жизни. Если, однако, для ро­дителя тема смерти сопряжена с мощной тревогой — что в современ­ной западной культуре встречается нередко, — ребенок получает со­общение, что ему есть чего сильно бояться. Особенно значимо это родительское сообщение для физически тяжело больных детей. Мэ­риан Брекенридж и Е. Ли Винсент комментируют это так: "Ребенок чувствует тревогу своих родителей о том, что он может умереть, и это вселяет в него смутное беспокойство, не испытываемое здоро­выми детьми"80.

Просвещение детей на тему смерти

Многие родители (возможно, большинство) в нашей культуре непрестанно пытаются уйти от реальности в том, что касается инфор­мации о EXISTENTIAL PSYCHOTHERAPY 10 страница смерти. Маленьких детей защищают от смерти, их открыто и сознательно вводят в заблуждение. Очень рано в них культивируется отрицание, заложенное в истории о рае, о воскресении мертвых, так же как и в уверениях, что дети не умирают. Позже, по мере того, как ребенок становится "готов воспринять это", родитель постепенно повышает дозу реальности. Некоторые просвещенные родители ре­шительно восстают против самообманов и отказываются учить своих детей отрицанию реальности. Однако, когда ребенок страдает или испуган, даже им бывает трудно удержаться от отрицающих реальность успокоительных заверений — прямого отрицания смертности либо мифа о "долгом путешествии" в посмертной жизни.

Элизабет Кюблер-Росс резко осуждает традиционную EXISTENTIAL PSYCHOTHERAPY 10 страница религиозную практику преподнесения детям "волшебных сказок" о рае, Боге и ан­гелах. Однако из ее описания собственной работы с детьми, обеспо­коенными темой смерти, своей или родителей, ясно, что и она пред­лагает утешение, основанное на отрицании. Она сообщает детям, что в момент смерти человек трансформируется, или освобождается, "как бабочка", для утешительного, манящего будущего81. Кюблер-Росс утверждает, что это вовсе не отрицание, а реальность, установлен­ная объективными исследованиями опыта переживших клиническую смерть; однако эмпирические доказательства не опубликованы. Такая позиция замечательного терапевта, прежде столь непоколебимо му­жественной во встрече со смертью, свидетельствует о том, насколько трудна конфронтация со смертью без EXISTENTIAL PSYCHOTHERAPY 10 страница самообмана. "Объективные дан­ные" Кюблер-Росс ничем принципиально не отличаются от традици­онного религиозного "знания", основанного на вере.

В западной культуре имеются четкие ориентиры в просвещении по таким вопросам, как физическое развитие, получение информа­ции, социальные навыки и психологическое развитие; но когда речь идет о смерти, родителям приходится в основном полагаться на себя. Многие другие общества предлагают культурально санкционирован­ные мифы о смерти, которые без какой-либо амбивалетности или тре­воги передаются детям. Наша культура не дает родителям четких на­правляющих ориентиров; при всей универсальности проблемы и ее критической важности для развития ребенка, каждая семья волей- неволей должна сама EXISTENTIAL PSYCHOTHERAPY 10 страница решать, чему учить детей. Нередко детям дает­ся неопределенная информация, окрашенная родительской тревогой

и с высокой вероятностью вступающая в противоречие с информа­цией из других источников.

Среди профессиональных педагогов существуют резкие разногла­сия в том, как следует просвещать о смерти. Энтони рекомендует родителям отрицать реальность перед ребенком. Она ссылается на Шандора Ференци, заявившего, что "отрицание реальности есть пе­реходная фаза между игнорированием и принятием реальности", и говорит, что если родителям не удается содействовать ребенку в от­рицании, у него может развиться "невроз, в котором ассоциации со смертью играют свою роль"82. Энтони продолжает:

"Аргументы в пользу того, чтобы способствовать при­нятию EXISTENTIAL PSYCHOTHERAPY 10 страница реальности, достаточно сильны. Однако в данном контексте это сопряжено с опасностью. Знание о том, что отрицание само по себе есть облегчение принятия, может облегчить родителю его задачу. Естественно, он ожидает, что когда у ребенка больше не будет потребности в отрица­нии, тот обвинит его в ненадежности, во лжи. Будучи от­крыто обвинен, он сможет ответить: " Тогда ты не в состо­янии был это принять"83.

С другой стороны, многие профессиональные педагоги разделя­ют взгляд Джерома Брунера, согласно которому "любому ребенку на любой стадии развития может быть интеллектуально честно препо­дан любой предмет"84, и стремятся содействовать постепенному реа­листическому формированию представления о EXISTENTIAL PSYCHOTHERAPY 10 страница смерти у ребенка. Эв­фемизмы ("заснул навеки", "ушел к Отцу Небесному", "находится с ангелами") — это "хрупкие заслоны от страха смерти, которые только ставят ребенка в тупик"86. Игнорирование темы смерти дарует роди­телям "покой глупца": дети-то ее все равно не игнорируют и так же, как по теме секса, находят другие источники информации, зачастую не выдерживающей проверки реальностью либо даже более пугающей или невероятной, чем реальность.

Подведем итог. Имеются убедительные свидетельства того, что дети в раннем возрасте открывают смерть, осознают неизбежность прекращения жизни, относят это осознание к себе, и это открытие вызывает у них огромную тревогу. Взаимодействие с этой тревогой EXISTENTIAL PSYCHOTHERAPY 10 страница — базисная задача развития, которую ребенок разрешает двумя основ­ными путями: изменяя для себя невыносимую объективную реальность смерти и изменяя внутренний мир переживаний. Ребенок отрицает неизбежность и окончательность смерти. Он создает мифы о бессмер­

тии или с благодарностью впитывает мифы, предлагаемые другими. Он отрицает также свою собственную беспомощность перед лицом смерти путем изменения внутренней реальности: он верит в свою пер­сональную исключительность, всемогущество, неуязвимость и в су­ществование внешней личной силы или существа, которое избавит его от судьбы, ожидающей всех остальных.

Говоря словами Рохлина: "Примечательно не то, что дети прихо­дят к взрослому представлению о конечности жизни, а то, как EXISTENTIAL PSYCHOTHERAPY 10 страница цеп­ко взрослые в течение всей жизни держатся за детскую веру и как легко обращаются в нее"86. Мертвые не мертвы: они отдыхают, дремлют в мемориальных парках под звуки вечной музыки, наслаждаются по­смертной жизнью, в которой они наконец воссоединились с люби­мыми. И что бы ни происходило с другими, взрослый отрицает соб­ственную смерть. Механизмы отрицания инкорпорированы в его жиз­ненный стиль и структуру характера. Принятие своей личной смер­ти — это индивидуальная задача для взрослого не менее, чем для ребенка; исследование психопатологии, к которому я теперь обра­щусь, это исследование неудавшейся трансценденции смерти.

4. СМЕРТЬ И ПСИХОПАТОЛОГИЯ

Диапазон психопатологии — типов предъявляемых пациентами EXISTENTIAL PSYCHOTHERAPY 10 страница клинических картин — столь широк, что клиницистам необходим организующий принцип, который бы позволил сгруппировать сим­птомы, поведенческие и характерологические паттерны в осмыслен­ные категории. В той степени, в какой клиницисты могут приме­нить структурирующую парадигму психопатологии, они избавлены от тревоги в связи с ранними стадиями психопатологических процессов. У них формируются способность узнавания и чувство контроля, вы­зывающие у пациентов ответную реакцию уверенности и доверия — предпосылок подлинно терапевтических отношений.

Парадигма, которую я опишу в этой главе, как и большинство парадигм психопатологии, основана на допущении, что психопато­логия представляет собой неудачный, неэффективный способ преодо­ления тревоги. Согласно экзистенциальной парадигме, тревога по­рождается EXISTENTIAL PSYCHOTHERAPY 10 страница конфронтацией индивида с конечными данностями суще­ствования. В этой главе я изложу модель психопатологии, основан­ную на борьбе индивида с тревогой смерти, а в последующих главах — модели, приложимые к случаям пациентов, чья тревога преимуще­ственно связана с другими конечными данностями — свободой, изо­ляцией и бессмысленностью. По дидактическим причинам мне при­ходится обсуждать эти данности отдельно друг от друга, но на самом деле все четыре — это волокна единой нити бытия и в конечном сче­те должны быть воссоединены в целостной экзистенциальной моде­ли психопатологии.

Все люди имеют дело с тревогой смерти; большинство вырабаты­вает адаптивные стратегии, включающие основанные EXISTENTIAL PSYCHOTHERAPY 10 страница на отрицании механизмы, такие как подавление, вытеснение, смещение, вера в личное всемогущество, разделение социально санкционированных религиозных верований, "обезвреживающих" смерть; наконец, лич­ные усилия к преодолению смерти посредством различного рода ак­тивности, направленной на достижение символического бессмертия.

Но индивид, вступивший в "пациентские" миры, отличается тем, что в силу чрезмерного стресса или неадекватности доступных защит­ных стратегий универсальные пути преодоления тревоги смерти ока­

зываются для него недостаточными, и он вынужден прибегнуть к крайним вариантам защит.

Психопатология (в любой системе) — это, по определению, не­эффективный защитный модус. Даже в случае успешного отражения тяжелой тревоги защитные маневры блокируют рост, выливаются в скованную EXISTENTIAL PSYCHOTHERAPY 10 страница и неудовлетворяющую жизнь. Многие экзистенциальные теоретики отмечали высокую цену, которую индивиду приходится платить в борьбе за обуздание тревоги смерти. Кьеркегор знал, что в стремлении не чувствовать "ужас, гибель и уничтожение, обитающие рядом с любым человеком" люди ограничивают и умаляют себя1. Отто Ранк охарактеризовал невротика как "отказывающегося брать в долг (жизнь), чтобы не платить по векселю (смерть)"2. Пауль Тиллих ут­верждал, что "невроз есть способ избегания небытия путем избега­ния бытия"3. Эрнест Бекер говорил примерно о том же самом: "Иро­ния человеческой ситуации состоит в том, что глубочайшая потреб­ность человека — быть свободным от тревоги, связанной со смертью и уничтожением, но эту тревогу EXISTENTIAL PSYCHOTHERAPY 10 страница пробуждает сама жизнь, и поэтому мы стремимся быть не вполне живыми"4. Роберт Джей Лифтон ис­пользовал термин "психическое оцепенение" для описания защиты невротика от тревоги смерти5.

Дата добавления: 2015-08-27; просмотров: 5 | Нарушение авторских прав


documentarwryer.html
documentarwsfoz.html
documentarwsmzh.html
documentarwsujp.html
documentarwtbtx.html
Документ EXISTENTIAL PSYCHOTHERAPY 10 страница